Распространяется бесплатно

Дьявольская формула

5. ДЬЯВОЛЬСКАЯ ФОРМУЛА

 

Обозначив лженаучность экономики в целом, более пристально изучим основную модель максимизации предпринимателем индивидуального дохода,  являющуюся  краеугольным камнем всех лжеэкономических построений на микро- и макроуровне.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО

Целью предпринимательской деятельности является извлечение прибыли. Хотя одновременно с понятием прибыли в современной экономической системе существуют такие понятия как миссия и цели организации, но конечным итогом деятельности предприятия является извлечение прибыли.

Прибыль получается в результате оборота капитала. Предприниматель авансирует определенный капитал как в материальной форме, так и в денежной, и в форме собственного труда. Капитал используется для создания нового продукта или оказания услуги, то есть для создания новой стоимости, которая затем реализуется на рынке. Взамен на эту стоимость предприниматель получает денежные средства, то есть возвращает авансированные средства в форму денежного капитала. При этом стоимость вновь созданного капитала должна превышать стоимость авансированного капитала, что и составляет прибыль предпринимателя. Если же сумма полученных денежных средств не перекрывает сумму авансированного капитала, то предприниматель получает убыток.

Предпринимательская деятельность представляет собой инновационный процесс комбинирования различных ресурсов, или факторов производства, в результате которого получается новая стоимость за счет уникальности полученной комбинации. Даже небольшое кафе с традиционным ассортиментом представляет собой уникальный продукт, поскольку далеко не в каждом месте расположения такое кафе способно обеспечить получение прибыли.

Но система рыночных отношений в соответствии с постулатами классической экономической теории построена таким образом, что высокая прибыль привлекает на рынок дополнительных участников. То есть по мере того, как информация о новом продукте или услуге становится известной, другие предприниматели начинают авансировать капитал в подобные проекты и присвоить часть прибыли от инновационной идеи. Следовательно, инициатор рентабельного проекта должен максимизировать извлечение прибыли на первых этапах проекта с тем, чтобы не допустить того, чтобы другие участники присвоили часть прибыли.

Важную роль в стимулировании предпринимателя к извлечению прибыли на первых этапах имеет также жизненный цикл товара. Жизненный цикл большинства современных товаров очень короткий. При этом максимальную цену покупатели готовы платить за продукт, который отличается новизной. Следовательно, предприниматель должен максимально активно выходить на рынок для того, чтобы окупить авансированный капитал в кратчайшие сроки.

На поведение предпринимателя в ходе хозяйственной деятельности крайне сильное влияние оказывают и такие инструменты, как кредитная ставка и ставка дисконтирования. Оба этих инструмента прямо или косвенно отражают так называемую категорию «стоимость капитала». Капитал имеет стоимость только, если он находится в движении, то есть может быть использован для увеличения своей стоимости. Способность капитала к созданию дополнительной стоимости является основной для понимания его как отдельного товара со своей стоимостью. Владелец капитала имеет возможность его использовать в различных видах деятельности. При этом он формирует для себя оптимальное соотношение между потенциальной выгодой и риском. Ставка дисконтирования отражает доход, который владелец капитала может получить, вкладывая средства в так называемые безрисковые активы. К ним могут относиться государственные облигации или акции наиболее крупных и надежных компаний на фондовом рынке. Соответственно, для владельца капитала нет смысла вкладывать в рисковую предпринимательскую деятельность, если ожидаемый доход будет ниже доходности безрисковых активов.

Однако, в большинстве современных бизнесов собственного капитала недостаточно. Для реализации своих планов предприниматели привлекают заемный капитал. Заемный капитал включает в себя не только ставку дисконтирования, но и премию за риск, а также дисконтированную прибыль владельца капитала. Кредитные учреждения предоставляют свои ресурсы под залог активов компании или всего бизнеса. Таким образом, для того, чтобы предприятие могло функционировать, оно должно обеспечивать рентабельность на часть капитала, авансированную кредитным учреждением, которая покрывала бы кредитную ставку, включающую в себя доходность безрисковых активов и премию за риск кредитного учреждения. При этом невыплата по кредитам может привести к взысканиям со стороны кредитного учреждения и потери всего бизнеса. Если же предприниматель захочет перенести выплаты на последующие периоды, то размер выплат будет существенно увеличен за счет роста премии за риск и аккумулирования процентных ставок за использование капитала.

Для кредитного учреждения предоставление финансовых ресурсов предпринимателю – это риск, поэтому оно также стремится вернуть деньги в кратчайшие сроки. По сути, схема выплат выстраивается таким образом, чтобы весь избыточный поток наличности мог направляться на погашение займа. В такой системе малый бизнес является неконкурентоспособным в прямой борьбе с крупными компаниями.

Исходя из изложенного, вполне очевидно, что предприниматель по внутренним и внешним причинам стремится к максимизации прибыли в кратчайшие сроки и выплате кредитов. Но вместе с тем конкуренция постоянно требует его все снова и снова обращаться к кредитным схемам финансирования для обеспечения конкурентоспособности.

ФОНДОВЫЙ РЫНОК

С развитием фондового рынка и ряда других современных средств и инструментов финансового рынка понятие прибыли несколько изменилось, но сущность его осталась неизменной. Для того чтобы получить доход от предпринимательской деятельности, собственник может даже не извлекать прибыль, а продать долю в бизнесе или обязательства компании.

Возникновение и развитие фондового рынка существенным образом повлияло на характер предпринимательской деятельности. Фондовый рынок оказывает разнородное воздействие на деятельность современного бизнеса, которое в значительной степени определяет финансовые результаты.

С одной стороны, фондовый рынок является важнейшим инструментом для привлечения капитала крупным и средним бизнесом. Формы привлечения финансовых ресурсов на фондовом рынке весьма разнородны. Предприятия могут размещать различные обязательства и производные инструменты. Очень сложно представить современное крупное предприятие за рубежом, изолированное от финансового рынка. Даже те компании, которые не размещают свои акции на фондовом рынке, обычно активно привлекают заемный капитал.

С другой стороны, бизнес получает оценку на фондовом рынке. Для собственника это означает оценку его частной собственности – сумму денежных средств, которую он может получить в случае реализации своей доли на рынке. Фондовый рынок стал своеобразным мерилом богатства. Не только собственники, но и крупные владельцы капиталов попадают в сходную ситуацию. Из-за большой величины капитала крупные инвесторы, в т.ч. банки, инвестиционные и пенсионные фонды, хранят основную часть активов в форме ценных бумаг, торгуемых на фондовой бирже. Привлекательность фондовой биржи для них обусловлена простотой покупки и продажи этих бумаг, то есть их высокой ликвидностью. Для крупных инвесторов фондовый рынок на современном этапе фактически не имеет альтернативы.

Но фондовый рынок по структуре участников весьма разнороден. На нем существуют как стратегические инвесторы, которые владеют ценными бумагами в течение длительного времени, так и большое количество мелких инвесторов, которые очень чувствительны к колебаниям цен на бумаги. Причем таких инвесторов, которые привлекаются возможностью получения сверхдоходов на рынке ценных бумаг, большинство. Также фондовый рынок использовался и используется крупным капиталом и государствами для вовлечения в оборот сбережений граждан.

Поскольку стратегические инвесторы покупают и продают ценные бумаги достаточно редко, то текущая цена на акции и иные финансовые инструменты на бирже формируется преимущественно спекулятивно настроенными участниками. При этом сумма операций по ценным бумагам, которая формирует цену, является в большинстве случаев крайне незначительной относительно общего объема. Нужно отметить также, что значительным фактором изменения цен являются притоки и оттоки капитала на фондовом рынке. Например, нестабильность на рынках развивающихся стран ведет обычно к перетоку капитала на рынки развитых стран. Увеличение капитала на рынке ведет к росту спроса и увеличению цен на бумаги развитых стран. С точки зрения экономической теории, такое явление объясняется функционированием рыночных сил. Но, очевидно, что изменение стоимости компаний в данной ситуации не имеет никакого отношения к фактическому состоянию дел на предприятии. Таким образом, финансовый рынок, на котором представлены бумаги предприятий, стал самостоятельным и слабо зависимым от реальной деятельности бизнеса.

Поскольку участники финансового рынка уже никак не аффилированы с предприятиями, выпускающими бумаги, и не представляют их интересы, то они представляют иные интересы. Эти интересы связаны с извлечением прибыли независимо от реального положения в компании, акции или облигации которой они покупают. Другой стороной деятельности этих инвесторов является то, что они не могут оказать влияние на деятельность предприятия, а также и не имеют достаточных компетенций и информации для оценки ее финансового состояния. Не говоря уже о том, что они не могут предсказать глобальные экономические колебания, которые могут оказать воздействие на стоимость бумаг в рамках рыночного тренда.

В этих условиях биржевые игроки концентрируются на извлечении прибыли на микросдвигах цен на бумаги компании. Это становится возможным с использованием производных инструментов, когда на условный доллар вложений спекулянт может получить прибыль в сто долларов. В условиях неопределенности в среднесрочной и долгосрочной перспективе рынка спекулятивная игра становится основным вариантом извлечения прибыли для частного инвестора.

В условиях такой зависимости финансирования от спекулятивных факторов предприятия не могут себе позволить акцентировать внимание на действительно долгосрочных проектах, если только они не имеют свой банк или иное крупное финансовое учреждение. Они должны четко придерживаться концепции прибыльности и, более того, быть достаточно консервативными в своей инвестиционной политике. 

ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ

Роль фирмы в системе оборота капитала определяет необходимость организации экономического поведения, направленного на максимизацию прибыли в кратчайшей перспективе. Принципиальное отличие экономических отношений в капиталистической системе состоит в том, что из-за развития обмена и разделения труда (что и рассматривается как один их ключевых элементов системы, который позволил добиться колоссального прогресса в средствах производства и предметах труда) фирма является лишь частью общего экономического механизма. По этой причине она должна постоянно приобретать и отдавать капитал для того, чтобы вся система продолжала функционировать. Эта система круговой поруки требует от экономических агентов постоянного контроля за соответствием между входящими и исходящими потоками капитала.

Для сравнения можно представить феодальную, либо любую иную докапиталистическую систему с замкнутым хозяйственным циклом, когда весь оборот стоимости происходит в рамках одного хозяйства. Феодальное или рабовладельческое хозяйство не были конкурентоспособны по сравнению с капиталистическим, поскольку не могли аккумулировать значительный капитал и поэтому имели возможности производить весьма ограниченное количество материальных благ. Но вместе с тем перед данными хозяйствами никогда не стояла задача постоянного извлечения прибыли, поскольку они не были связаны обязательствами с другими хозяйствами. Для них было важно обеспечить воспроизводство трудовых, земельных ресурсов, которые могли гарантировать, как минимум, физическое выживание людей. Цикл потребления ресурсов людьми в этом случае являлся единственной нижней планкой уровня внутреннего производства. Одновременно, максимальные возможности производства были также сильно ограничены ресурсами одного хозяйства. То есть таким хозяйствам не была присуща потребность в постоянном извлечении дохода. Это находило свое отражение, прежде всего, в том, что владельцы хозяйств тратили значительно больше времени на так называемые непроизводительные задачи. Эти задачи получали весьма разнородное выражение как в развитии искусства, так и в аморальном поведении состоятельной части общества.

В современной капиталистической системе потребность в организации такой автономной системы обращения капитала, которая позволяла бы рассматривать экономические отношения с точки зрения перспективы, никуда не исчезла. Естественным желанием экономических агентов было желание поглотить своих контрагентов – поставщиков, покупателей, кредиторов, конкурентов, чтобы снизить риски своей собственной деятельности. Выражением такой позиции стали наиболее часто упоминаемые корпоративные стратегии роста за счет диверсификации, вертикальной интеграции, консолидации и т.п. Суть этих стратегий в том, чтобы контролировать как можно более широкий участок системы оборота капитала.

Наиболее ярким выражением этого стремления явилось формирование так называемых финансово-промышленных групп (ФПГ). Как следует из названия, ФПГ представляет собой систему отношений, где объединены процессы владельца капитала, авансирующего бизнес, и непосредственно производителя блага. ФПГ представляет собой экономический субъект, который имеет разделенную производственную и финансовые системы. То есть это тот бизнес, который смог капитализировать свою прибыль на уровне, превышающем его  внутренние потребности. Преимущество его состоит в том, что в процессе оборота капитала  независимость такой группы предприятий существенно выше. Из-за собственной финансовой структуры условия финансирования бизнеса лучше, вопрос рефинансирования кредитов решается значительно проще. С точки зрения финансовой структуры, контроль над бизнесом существенно выше. За счет более высокого уровня устойчивости и автономии данные бизнес-структуры имеют возможность не только долгосрочного планирования деятельности, но и, в целом, более высокий уровень конкурентоспособности и привлекательности для других субъектов (за что последние, естественно, готовые платить больше). Например, в кризисные периоды инвесторы уходят из среднего и крупного бизнеса и перекладывают деньги в так называемые «голубые фишки» – крупнейшие компании. То есть поддерживают крупный бизнес в сложные времена. При этом доходность вложений в такие компании, естественно, ниже. Нельзя сказать, что уровень устойчивости таких систем безупречен, но при проведении консервативной финансовой политики он крайне высок и вполне сопоставим с устойчивостью большинства современных государств. Имея в управлении сотни миллиардов долларов, крупнейшие финансово-промышленные группы оказывают  сопоставимое влияние на мировую систему как отдельные государства, но цели данных субъектов сугубо экономические. Они заинтересованы в экспроприации максимального возможного объема прибыли и увеличении собственного капитала. Человек и общество их  интересуют только как средство для решения данной задачи, в отличии от государств, изначально создаваемых для решения социальных задач, которые не могут быть выполнены отдельным человеком или семьей. Таким образом, между ФПГ и государством существуют противоречия, суть которых состоит в том, что государство перераспределяет значительную часть прибавочной стоимости для решения преимущественно социальных задач. Эта часть капитала в противном случае могла быть присвоена крупным капиталом. При этом государство выполняет и ряд важных функций обеспечения для бизнеса. В частности, оно занимается обеспечением соблюдения правопорядка, формирует единые правила социально-экономической жизни, развивает  образование и медицинское обслуживание работников. Поэтому ФПГ не заинтересованы в полном исчезновении государств, но в подчинении их своим интересам, поскольку не готовы брать на себя государственные функции. Такая деятельность ФПГ является вполне логичной и единственно соответствующей интересам данных структур. Больший интерес представляют те средства, которые используются для решений этой задачи. Например, в США сбор «пожертвований» и обсуждение финансовой поддержки отдельных кандидатов на выборах разного ранга является уже практически узаконенной процедурой. Взамен представитель обязуется лоббировать те или иные законопроекты или решения во властных структурах. Причем такой торг ведется даже при выборах президента США. Естественно, что в этом процессе приоритет получают крупные ФПГ, которые готовы вложить существенные средства и могут получить наибольшие выгоды от лоббирования своих интересов.

Но было бы заблуждением считать, что воздействие крупного бизнеса на государство ограничивается прямым лоббированием. С точки зрения обеспечения полного контроля за воспроизводством капитала, ФПГ должны решить более широкую задачу – установить контроль за конечными потребителями. Единственным элементом системы оборота капитала ФПГ, которые имеют самостоятельность, являются именно потребители. В конечном итоге для ФПГ и их владельцев контроль за поведением потребителей позволит данным конгломератам сформировать системы со значительно более высоким уровнем автономии, характерным еще для докапиталистического хозяйства, но уже в глобальном масштабе.

С этой точки зрения, понятны усилия, которые прилагаются по унификации и стандартизации социально-экономических систем, которые часто называют глобализацией. Глобализация делает национальные экономические системы открытыми для проникновения, прежде всего, глобальных бизнес-структур. То есть для ФПГ. Но как становится все более очевидным, планы ФПГ объективно требуют не просто проникновения на новые рынке, но и развертывания на них моделей социально-экономического поведения, принятых в странах базирования данных корпораций. Более того, устойчивое положение ФПГ на новых рынках становится возможным только при условии экспорта социально-экономических моделей. Поэтому развитие проекта глобализации направлено на формирование универсальных социально-экономических моделей, в которых влияние ФПГ может быть максимально сильным и устойчивым. Одновременно это делает государства весьма размытыми образованиями, так как ресурсы могут легко перемещаться между ними, а социально-экономические системы унифицированы.

При реализации данного сценария ФПГ смогут устанавливать свои правила экономической деятельности. Закономерным итогом этого процесса является уничтожение конкуренции, которую идеологи западной экономической теории рассматривают как ядро механизма экономического развития.

Однако численность современных ФПГ составляет в зависимости от методики расчета до нескольких тысяч. Наиболее крупные ФПГ смогут иметь финансовые ресурсы, сопоставимые с ВВП крупных европейских стран. То есть до нескольких триллионов долларов. Численность персонала наиболее крупных ФПГ с учетом численности семей может составлять до десяти миллионов человек. Но все же данных ресурсов будет недостаточно для того, чтобы отдельные ФПГ могли бы установить свои собственные экономические порядки в крупных, экономически развитых странах с диверсифицированной экономикой. Ресурсы даже самых крупных ФПГ сконцентрированы в относительно узком круге отраслей, где они имеют ключевые компетенции. Следовательно, их воздействие на  крупные диверсифицированные национальные экономики будет недостаточным для контроля. Это является одной из причин создания синдикатов разнородных ФПГ, коммерческих и некоммерческих объединений, которые аккумулируют достаточную экономическую силу для предъявления требований национальным правительствам. В этом смысле ФПГ ждет дальнейшая консолидация, которая поможет им стать сопоставимо  сильными с социально-экономической точки зрения для противостояния государствам. В противном случае они будут сталкиваться с естественными ограничениями для своего дальнейшего расширения.

Однако этот процесс создания синдикатов между ФПГ является далеко не единственной тенденцией, которая характеризует экономические отношения между группами крупного капитала. Внутри системы ФПГ будет выстраиваться система распределения капитала в соответствии с интересами владельцев группы, что гарантирует отсутствие конкуренции и соперничества.  Таким образом, глобальная экономическая система будет состоять из относительно большого количества автономных социально-экономических систем, глобализированных ФПГ.

Однако, относительно других ФПГ данные системы будут конкурирующими. Для этого есть две принципиальные причины. Во-первых, в силу системы разделения труда и специализации ни одна ФПГ не может стать полностью автономной. Для того, что понять масштаб экономических отношений, который необходим для построения автономной экономики, проведем аналогию с национальными экономиками. При современном уровне разделения труда национальных экономик, которые обладали бы всеми необходимыми технологическими, природными, человеческими ресурсами просто нет. С существенными оговорками такими экономиками можно считать крупнейшие экономики – США и КНР. Следовательно, логично предположить, что ФПГ должно достичь размеров подобных данным экономикам для того, чтобы получить автономность. Фактически, же нужно говорить об экономике, обладающей не менее 50% экономических ресурсов планеты. Соответственно, конкуренция между экономическими системами ФПГ может быть устранена только в случае, если будет построен экономический монстр такого масштаба. В этом случае допустимо создание только двух относительно самостоятельных экономических центра. Если допустить, что эти системы смогут мирно сосуществовать в течение длительного времени, то следствием автономии станет то, что одна из систем получит достаточный уровень преимущества над другой, чтобы нанести ей поражение и подчинить ее себе. В условиях капитализма доминирующая ФПГ должна поступить именно таким образом, поскольку это устраняет для нее ключевой риск со стороны конкурента. И это является второй причиной, по которой большое количество ФПГ не смогут функционировать длительное время одновременно. Таким образом, неизбежным итогом конкурентный борьбы станет создание мирового экономического конгломерата, который будет контролировать всю систему мировых экономических отношений. Данная система будет отличаться выдающимися возможностями воздействия на все уровни существования как человечества, так и отдельного человека. Финансовые и человеческие ресурсы, поставленные на службу данной системе, будут позволять изолировать и подавлять сопротивление отдельных личностей, социальных групп или государств. В случае необходимости она может использовать любые средства, вплоть до  вооруженных сил и спецслужб, для поддержания собственного мирового порядка.

Таким образом, хотя классическая экономическая теория и ее современные последователи считают, что рынок сам способен обеспечить равновесие и создание конкурентных условий, существующая реальность экономических отношений подводит нас к понимаю того, что результатом этого станет совсем иная экономическая система.

Автономия экономического гегемона позволяет ориентировать всю социально-экономическую систему на обеспечение своего собственного роста и развития. При этом множество инструментов будут препятствовать любой социальной организации, которая могла бы противодействовать существующей цепочке создания и извлечения прибыли глобальным монополистом. Этот экономический гегемон может позволить создавать внутри самые разнообразные частые социально-экономические подсистемы, вплоть до тех, что уже существуют. Но единственным ее ключевым атрибутом является потребность в контроле за соблюдением узкой ориентации общественной системы на постоянный рост капитала и стоимости, которые данный гегемон сможет экспроприировать по своему усмотрению. Отвлечение от этого будет означать организацию и объединение отдельных людей или обществ вокруг иных ценностей, что может подорвать его глобальную силу. Поэтому такая система не может функционировать иначе, нежели концентрируя всю человеческую, социальную силу в направлении постоянного расширения объема прибыли ради прибыли.

МАТЕМАТИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ

С математической точки зрения, деятельность предпринимателя можно представить в следующем виде:            

                                     P= C’ = C - (L + M + A)    (1)

C – авансированный капитал;

C’ – приращенный капитал после оборота предпринимателем.

P – прибыль предпринимателя;

L – затраты на трудовые ресурсы;

M – затраты на сырье, материалы, комплектующие и полуфабрикаты;

A – амортизация по активам стоимость которых передается на конечный продукт в ходе большого количества циклов оборота капитала

Такая простейшая модель отражает в упрощенном виде ключевую макроэкономическую и микроэкономическую модель поведения предпринимателя. Но она не учитывает влияние разделения капитала и, одновременно, конкуренции на структуру рынка. Чем больше количество компаний на рынке, тем интенсивнее между ними конкуренция. А это значит, согласно нашим тезисам, что размер приращенного капитала в каждый оборот капитала будет практически равен размеру авансированного капитала. Для того, чтобы получить прибыль предприниматель должен авансировать больше других в развитие технологий, процессов, маркетинг и продажи. Увеличение размера инвестиций требует использование заемного капитала, так как капитал от хозяйственной деятельности покрывает только издержки.

В результате этого исходная формула существенно модифицируется. В нее включается прибыль кредитного учреждения, его премия за риск. Кредитное учреждение взимает процент в зависимости от времени использования капитала. За каждый календарный период использования капитала взимается определенный процент. Если таких периодов несколько, то кредитное учреждение взимает также проценты на начисленные проценты, авансированные в предприятие. Кроме этого, при длительном периоде кредитования возрастает премия за риск. Поэтому формула прибыли при использовании кредитования будет выглядеть следующим образом:

                                    P = C – ((1-α) X C)per – (L + M + A)    (2)

                                                 R=((1- α) Х С)per

α – доля собственного капитала в финансировании бизнеса

per – процентная ставка за пользование кредитным капиталом

R – общая величина процентных платежей

Как видно из этой формулы, предприниматель должен обеспечить более высокий уровень экономической эффективности, чем другие субъекты для того, чтобы обеспечить получение прибыли. Приращение капитала будет недостаточно, поскольку часть прибыли будет изыматься кредитным учреждением. Если он не сможет оплатить использование капитала в первый период, то на следующий период он должен оплатить большую сумму. Причем, чем больше доля заемного капитала, тем больше будет рост суммы.

Для того, чтобы понять, какая часть прибыли будет расходоваться на обеспечение внешнего финансирования, рассмотрим структуру формирования процентной ставки. Она включает в себя прибыль кредитного учреждения, издержки кредитного учреждения, а также доходность от инвестирования в безрисковые активы. Под безрисковыми активами понимается вложение, которое имеет минимальный риск на рынке. Как правило, это доходность бумаг так называемых голубых фишек. Это также должно быть значение, близкое к банковским процентам по вкладам, поскольку банки должны создавать привлекательные условия для привлечения инвесторов в сравнении с активами с аналогичным уровнем риска – голубыми фишками.

                                   Per = 1 + Costs + Discount + Profit + Risk           (3)

Costs – издержки банка в расчете на 1 кредитный рубль;

Discount – доходность от вложения в безрисковый актив;

Profit – прибыль банка от кредитной операции;

Risk – премия за риск, для покрытия убытков от неплатежеспособных клиентов.

Что такое голубые фишки? «Голубые фишки» – это те же предприниматели, только значительно крупнее. Их прибыль может выражаться формулой:

                                   Pcorp = C – ((1-α) x C)discount  - (L + M + A)  

Поскольку ставка доходности по бумагам этих предприятий уже включает премию за риск, издержки на работу инвестора и прибыль, то его ставка за использование капитала минимальна. При условии прямой конкурентной борьбы между малым и крупным предприятием последний находится в значительно более выгодной позиции за счет более дешевых источников привлечения капитала.

А теперь рассмотрим формирование прибыли в финансово-промышленных группах, которые имеют значительно больший контроль за оборотом капитала. В условиях автономии ФПГ не нужно платить на сторону за использование ресурсов и не нужно привлекать заемный капитал. Оно просто вкладывает собственные ресурсы и получает прибавочный капитал. Это можно описать следующим образом:

                                    C= f (C)             (4)

где  – f (C) некая производственная функция (преобразование одного вида благ в другие).

Распределение капитала внутри ФПГ можно представить следующим образом:

        

                                    C = (Costsent + Profitent)  + (Costsbank + Profitbank) + (Salarymin  + Savings)              (5)

 

где Costs – уровень издержек предприятия и банка

Profit – уровень прибыли предприятия и банка

Salarymin – уровень заработной платы на потребление и воспроизводство трудовых ресурсов

Savings – уровень сбережений граждан

ФПГ может распределять капитал по своему усмотрению в рамках данных показателей, но для устойчивого воспроизводства необходимо как минимум компенсировать издержки предприятия и банка, а также минимальный уровень заработной платы для воспроизводства рабочей силы и реализации ее потенциала (стимулирование труда).

В этой системе прибыль самой системы как таковая отсутствует. Она всего лишь означает, как правило, рост прибыли банка, которая затем используется для расширения системы, то есть приобретения новых предприятий, инвестирования в человеческий капитал, обновления производства и т.д. Уровень прибавочного капитала в данной системе зависит только от общественного признания стоимости товара, то есть от покупателя. Выглядит это следующим образом:

                                       C’ = Price - C             (6)

Логичным направлением дальнейшего развития ФПГ является изменение восприятия стоимости созданного товара потребителями, которое в современной экономической системе носит субъективный экономический характер. Конечно, это не означает, что потребитель сможет платить неограниченное количество денежных средств за товар, но будет отдавать предпочтение товарам и услугам ФПГ. Принципиальная угроза для предпринимательства состоит в том, что воздействие на сознание и стандартизация потребительского поведения ведет к исчезновению нишевых продуктов, в которых малый и средний бизнес мог бы развиваться без прямой конкуренции с крупным бизнесом. Наглядный пример, развитие рынка общественного питания, который претерпевает одновременно два важных изменения. С одной стороны, распространяется модель питания семей в кафе и ресторанах. С другой стороны, фаст-фуды активно замещают традиционные рестораны и кафе. Сейчас нередко можно встретить ситуацию, когда на месте ресторана открывается фаст-фут одной из крупных международных сетей. Понятно, что качество продуктов, да и цены в фаст-фудах не могут быть привлекательными для рационального потребителя. Тем не менее формирование привычек и зависимости от разного рода бургеров, жаренной картошки и т.п. существенно меняет рыночный ландшафт. Места для малого бизнеса в этой среде все меньше.

Вместе с контролем за потребителем формула работы ФПГ приобретает простейшую докапиталистическую форму:

                                       C = C’ = C’’ = .. = Cn                      (7)

Однако эта формула все же имеет существенное упрощение, поскольку между ФПГ будут существовать конкуренция и борьба за капитал до тех пор, пока в этой борьбе не будет выявлен победитель. Конкурирующие ФПГ, к которым относятся не только прямые конкуренты, но и поставщики, покупатели и даже ФПГ, разделяющие одну группу потребителей, будут продолжать бороться между собой до достижения предельной формы – мирового экономического гегемона, который будет уже в полной мере функционировать в соответствии с формулой (7). Эта формула олицетворяет постоянный процесс извлечения прибыли ради дальнейшего роста прибыли. В этой формуле абсолютизация прибыли состоит в том, что вне зависимости от каких-либо внешних аргументов эта система направлена на максимизацию дохода. Ключевым здесь является автономия и контроль экономического гегемона. При этом внутри могут возникать и развиваться различные экономические системы вплоть до тех, что воспроизводят существующие экономические отношения. Принципиальна важна возможность присвоения гегемоном той части прибыли, которую он считает нужной. Это своеобразная квинтэссенция борьбы за прибыль между компаниями, которая переросла в новое качество. Борьба завершена и победитель может распоряжаться трофеями.

Формула постоянного возрастания капитала является своеобразной целевой функцией экономической системы. Это функция является вырождением функции рентабельности предприятия в ходе исторического процесса, который описывается нами ранее. Прибыль здесь понимается как приращение капитала после выплаты экономическим субъектам частей капитала, соответствующим его обязательствам, – за использование рабочей силы, оборудования, материалов, природных ресурсов, заемного капитала. Абсолютизация парадигмы максимизации прибыли в рыночной экономике ведет к тому, что создает субъект, который распределяет ресурсы глобально таким образом, чтобы максимизировать свою собственную прибыль. В результате экономический результат от деятельности предпринимателя должен приобретать следующую формулу:

          

                                                t

                                       P = (C’ – (L + M + A + R)) ≤ 0           (8)

                                               1  

Поскольку глобальный экономический субъект имеет возможность перераспределять всю добавочную стоимость по своему усмотрению и для него необходимо изъятие всей прибыли в итоге любой предпринимательской деятельности, то уже к обозримому временному интервалу  t вся накопленная прибыль от ведения предпринимательской деятельности будет равна или меньше нуля. Эту формулу можно назвать дьявольской формулой. С одной стороны, она принуждает всех предпринимателей прилагать все усилия для извлечения прибыли (и это даже может получаться на определенных временных интервалах), но в конечном итоге они не могут распоряжаться этой прибылью, и она изымается в полном объеме экономической монополией. Эта дьявольская формула заставляет всю экономическую систему работать на антисоциального экономического монополиста.

Степень влияния монополии на социально-экономическую систему такова, что она собственно не ограничена в том, каким образом будет происходить распределение прибавочной стоимости, какая ее часть будет становится прибылью, то есть присваиваться им, а какая будет распределяться среди других участников. Соответственно, данная экономическая система будет подчинена интересам  глобального экономического субъекта. Уже  в момент времени t мировой гегемон агрегирует весь мировой капитал S, собирая и процентные платежи со всех проигравших в этой гонке:                                              

                                       P=t(C' + R - (L + M + A))                  (9)

Однако в бесконечном временном промежутке победителя ждет такая же судьба, что и проигравших – все пойдет прахом. Опыт человечества демонстрирует недолговечность тирании как социальной конструкции, даже в нашем случае, когда факт наступления мировой гегемонии не будет афишироваться, а наоборот мимикрировать под видом мнимых всеобщих свобод и демократий. Момент t может быть даже уже наступил – кто же нам скажет?  В любом случае экономический антихрист все равно падет (возможно вместе со всей цивилизацией), и его собственная дьявольская формула будет отличаться лишь большим временным промежутком от сгинувших в конкурентной борьбе предпринимателей:

                                       

                                             ∞ 

                                       P= (C' + R - (L + M + A)) ≤ 0            (10)

                                              1   

Существенные элементы данного процесса можно наблюдать  в современной олигополистической экономической системе. Крупные ФПГ постоянно лоббируют свои интересы с тем, чтобы обеспечить правила функционирования экономики в соответствии со своими потребностями. Механизмы этого воздействия отличаются в различных государствах, но степень влияния нельзя отрицать. В России вокруг государства сформировались собственные группы экономических интересов, которые активно участвовали в перераспределении собственности. Как следствие, всего за 15 лет были созданы финансовые структуры, которые оказались приближенными ко властной вертикали и, одновременно, сопоставимыми по размерам с крупнейшими частными компаниями России. Пример России показывает, что в системе рыночных отношений крайне сложно обеспечить роль государства как независимого арбитра и регулятора экономических отношений, поскольку государство в таком случае становится «лакомым куском» для отдельных частных лиц и компаний. Во многих странах процесс лоббирования частных интересов уже легализован, а представитель законодательной власти уже при выборах обязуется выполнять определенные интересы своих «спонсоров». В более широком смысле крупный капитал просто имеет возможность выбирать тех людей, которых он хочет видеть у власти.

Сторонники рыночной экономики обосновывают свою позицию тем, что именно в условиях функционирования идеальной конкуренции достигается максимизация общественного благосостояния. При этом благосостояние трактуется узко – с точки зрения возможностей приобретения благ, а доступность всех видов благ зависит от наличия денежных средств. Таким образом, способность человека удовлетворять нематериальные потребности ставится также в зависимость от наличия у него денежных средств. Но поскольку такая система приводит к присвоению всего  капитала монопольным экономическим субъектом, то в действительности человек лишен выбора того, чем ему заниматься. Глобальный экономический субъект может изменять степень удовлетворенности потребностей общественных групп и даже временно инвестировать свой капитал в них, чтобы их деятельность была подчинена его интересам. В любой момент можно ослабить давление на общество и продемонстрировать, что система способна повышать удовлетворенность потребностей общества, в т.ч. и нематериальных.

Если добавить к этой системе пирамиду Маслоу как основной механизм удовлетворения потребностей человеком в рыночной экономике, то теперь глобальный экономический субъект сегментирует людей по ступенькам иерархии потребностей на свое усмотрение. При глобализации данного процесса деятельность как отдельного человека, так и всего общества становится в подчиненное положение. Получается, что система социально-экономических отношений, которая представлялась как идеальный механизм для роста общественного благосостояния, привела к потере обществом контроля над экономическими отношениями. Такая автономия капитала ведет к обратной цели – подавлению общественных интересов и окончательной деградации общества. Это и есть истинная суть лжеэкономики.

Оставить отзыв

Вы можете задать вопрос админитраторам сайта, воспользовавшись формой отправки.

* - Поля, обязательные для заполения.

Комментарии могут оставить только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Регистрация | Авторизация

Внимание

Комментарии могут оставить только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Регистрация | Авторизация

OK